Как простить себя

Утро было волшебным: мы всей семьей – я, муж и сын – находились в приподнятом настроение, завтракали вместе, разговаривали, шутили. День обещал быть лёгким и только позитивным! А как иначе должна стартовать рабочая неделя, берущая начало в среду?

Супруг с сыном решили довезти меня до офиса. Они заглянули ко мне на работу буквально на полчаса. Но все события, сделавшие день произошли практически сразу, как только мы переступили порог помещения. Пока я снимала верхнюю одежду, ребенок прошмыгнул в соседнюю комнату, открыл шкафчик, в котором хранятся вкусняшки и посуда, и вся эти чашки-тарелки высыпались ему под ноги.

Увидев, что с сыном всё в порядке, я стала жалеть чашки. Они не были дорогими в материальном плане, не представляли большой эстетической ценности, но в своё время я потратила полдня, чтобы прикупить этот набор посуды в офис. И теперь от него уцелела одна чашечка. Я понимала, что причиной бурных переживаний, скорее всего, стала моя беременность и происходящее на её фоне гормональные изменения. Но взять себя в руки и признаться, что ничего страшного не случилось, я была не в силах. Я жалела ЧАШКИ-ВРЕМЯ-ДЕНЬГИ-СЕБЯ!

С момента, как мы попали в офис, прошло не более трёх минут. Я тихонько рыдала и собирала осколки. Сын, испуганный моим молчанием, визгом от боя стекла, отошел в сторону и с полными глазами слёз наблюдал, что будет дальше. Супруг сперва попытался обнять меня и успокоить, но потерпев неудачу в этом деле, принялся просто собирать осколки вместе со мной.

Я не ругала ребенка, не ворчала, просто из моих глаз катились крокодиловые слёзы. Я просто хотела, чтобы меня оставили в покое. Хотя полчаса назад, я не хотела расставаться с моими мужчинами и на минуту.

Муж дождался, когда я успокоюсь, напомнил, что я пугаю и расстраиваю уже двоих деток и себя. Обнял, поцеловал, пожелал хорошего дня и вместе с сыном они укатили по делам.

Тут я осознала, что чашки – это всего лишь стекло. А вот я … плохая мать, конечно же. Вместо того, что обнять и успокоить ребенка, напуганного упавшими чашками и перспективой быть наказанным за это, я продолжила пугать его своим рыданием и молчанием.

Мой всё понимающий сын не единожды подходил ко мне, просил прощения:

- Прости меня, мама. Я не знал, что она упадет и разобьется. Можешь поругать меня, так будет правильно. Это же из-за моего поступка ты плачешь.

Но я была кремнем. Лучше бы накричала, наверное.

Когда я осталась в офисе наедине с битой посудой и недоплаканными слезами, то стала осознавать, что рискую провести за рыданием остаток дня, виня себя, возможно, не только за показушное равнодушие к случайному проступку любимого сына, разбитые чашки. Перечень событий, в которых я рисковала стать виноватой, мог бы значительно возрасти.

Выпив воды, которая, лучше еды помогает снимать и смывать стресс, я долго-долго умывалась. А потом села делиться всем произошедшим с бумагой, которая может стерпеть всё. Описав события начинающейся «среды-понедельника» внутри стало пусто и не так горько, но ситуацию в полном объеме я не отпустила и до конца не простила себя за черствость.

Принялась искать плюсы в сложившейся ситуации. Поняла, что могу пораньше уйти с работы, отправиться в магазин и выбирать там эти чашечки хоть два часа. Шоппинг и разнообразное времяпрепровождение принесут мне пользу.

С сыном вечером мы в любом случае обсудим случившееся. Я уже буду спокойна, каждый выскажется, поделится эмоциями, переживаниями и надеждами. Такие разговоры для нас тоже плюс. После них мы посмотрим мультфильм вместе, порисуем или сделаем аппликацию.

Мужа я поблагодарю за выдержку и спокойствие, которые он сохранил, за поддержку, которую старался обеспечить.

Но при всех этих плюсах, которые я сумела разыскать, червь, который продолжает грызть меня изнутри не уничтожен. И когда я смогу с ним распрощаться, не знаю…но надеюсь сразу, как реализую свои «наполеоновские» планы на вечер. Хотя, признаюсь, зачастую я еще долго переживаю из-за того, что повела себя так, а не иначе.