Ложные чувства

Я знаю, что чувствует мой руководитель на работе, когда смотрит на презентацию. Знаю, что ощущает подруга, когда я соглашаюсь поехать на дачу (против своей воли). Знаю, что думает и чувствует тетя, когда просит о чем-то. Знаю, что чувствует каждый человек, когда общается со мной. Предугадав эмоции других людей, я пытаюсь их спасти, думая, что только я могу отвечать за их счастье и несчастье. Боюсь не оправдать их ожидания. Так думает каждый созависимый человек, который пытается спасти весь мир, но только не себя. Все бы хорошо, спасай на здоровье, только вот такое поведение никуда не приводит, кроме как к депрессии, разбитым надеждам, чувствам беспомощности и зависимости от настроения людей.

Откуда родом

По мнению известного психотерапевта и автора книги "Женщины, которые любят слишком сильно" контроль над эмоциями других людей появляется в раннем возрасте. "Потребность контролировать других возникает в детстве, когда человек часто испытывает различные ошеломляющие эмоции: страх, гнев, невыносимое напряжение, стыд, жалость к себе и другим", — пишет Норвуд Робин. Мы рождаемся с чистыми подсознанием и сознанием и уже в социуме приобретаем схемы поведения для "выживания". Вот с этими схемами мы и выходим во взрослую жизнь. При общении с людьми мы пытаемся воссоздать привычную для нас обстановку и проигрывать такие знакомые мелодии, выученные в детстве. Я выросла в настоящем сумасшедшем доме. Папа ушел из семьи практически сразу после рождения, мама была больна психически, а дедушка болел педофилией. Будучи ребенком, я всегда испытывала страх, гнев, горечь и боль. Но потом я усвоила правила игры — если хочешь выжить и чувствовать безопасность — научись чувствовать то, что чувствуют другие и контролируй чужие эмоции. Я ощущала бабушкин гнев, когда она в очередной раз ссорилась с мамой. Чувствовала мамину обиду, когда ее бил отец. Тогда я никому не говорила о своих эмоциях. Да что говорить, тогда я не понимала и отвергала их и знала, что во всех семейных неурядицах была сама виновата. Всякий раз, когда бабушка гневалась — я подбегала к ней и пыталась успокоить и отвлечь. Если мама возвращалась пьяной — я помогала ей пройти незаметно от бабушки и дедушки, пытаясь тихонько уложить спать. И каждый раз я чувствовала свою вину за то, что не уследила, вовремя не подошла, не успокоила. Каждый раз я должна была сглаживать чужие эмоции, не беря в расчет свои.

Я знала все о том, как надо доставлять удовольствие людям, выполнять всю работу по дому и брать на себя ответственность в отношениях с каждым членом семьи. Я вела себя так со всеми, будучи ребенком, а потом — и со своим молодым человеком.

Взрослая жизнь

По мнению автора книги "Спасать или спасаться? Как избавиться от желания постоянно опекать других и начать думать о себе" Мелоди Битти, не просто консультанта в области созависимости, но и человека, который на себе ощутил все последствия жизни с проблемными людьми: тревога, навязчивые мысли, страхи, депрессия,— когда мы чувствуем эмоциональные состояния других людей, мы берем ответственности за их жизни. "Нам кажется, будто мы делаем что-то, чтобы разрешить свои проблемы, но мы их не разрешаем", — пишет автор. Щипаю себя, но не просыпаюсь. Щипаю для того, чтобы что-то почувствовать, понять, что я еще жива. С молодым человеком я познакомилась на работе, хотя уже тогда знала, что у него были проблемы с выпивкой. Я не обратила на это внимание даже на первом свидании, подумав, что он просто устал — и не придала этому значение. Шел четвертый год совместной жизни. Я жила как в заколдованном круге, бегая от стыда и боли к надежде на лучшее и, сталкиваясь с жестокой и небезопасной реальностью, — снова возвращалась к привычному состоянию с привычными негативными эмоциями. Все мои мысли крутились вокруг одной темы — выпил или не выпил. Что он сейчас ощущает, почему он такой злой или неразговорчивый. И я так старалась поднять ему настроение, будто была в чем-то виновата.

Курс на развитие

Всю свою сознательную жизнь я стремилась разобраться в себе, занималась самокопанием, читала книги в стиле "Помоги себе сам". У меня возникали страхи, беспокойства и я думала, что буквально схожу с ума, не понимая причины своего состояния. Позже я обратилась к психологу. Помню, первое упражнение, которое он попросил выполнить у зеркала — нужно было встать и самой себе сказать "Я люблю тебя и принимаю такой, какая я есть". Мне было неудобно смотреть на себя и говорить это, как будто была недостойна этих слов. И своими нездоровыми отношениями я наказывала себя еще больше. Не знаю, чтобы было бы со мной, если бы не йога, встречи с терапевтом, подругой и прогулки в одиночестве. Каждый должен для себя найти тот путь, который помогает ему оставаться собой. Все это время я ходила на йогу, решала вопросы с психологом, разбирала травмы — ниточка за ниточкой, распутывая и вспоминая больные воспоминания из детства. Сейчас я учусь чувствовать себя, ощущать свои эмоции, каждый раз возвращая себя к себе. Выздоровление я поставила на первое место. Меня больше не интересуют нездоровые молодые люди, я бегу от них, как от огня. И когда меня вдруг тянет почувствовать эмоции другого человека, я одергиваю себя и перевожу внимание на себя — ощущая тело, дыхание, мысли, принимаю свое состояние и иду дальше. Не скажу, что я пришла к какой-то назначенной точке. Нет, у меня еще много работы, отчасти мне стало тяжелее, потому что тревоги и страхи порой усиливаются. Но я знаю, как с ними бороться и что делать. Я наметила цели и постепенно иду к ним. Да, я иду, спотыкаясь, ударяясь, возвращаясь, но я иду к ним. И главное здесь ощущать себя. Свое дыхание, свои эмоции, только сейчас я могу сказать, что живу.

Комментарии

Евгения Литвинова #1

Очень ценный опыт. Мне кажется, что так живут многие, но не каждый готов менять свою жизнь.